Новости

 Пресс-конференция Ивана Саввиди и Геннадия Степушкина

Пресс-конференция Ивана Саввиди и Геннадия Степушкина

Иван Саввиди
— Прежде всего, хотел бы извиниться за опоздание — никак не могу привыкнуть к тому, что Ростов стал городом автомобильных пробок. Я хочу вам предложить форму активного диалога, чтобы не нагружать вас своим монологом, в котором я, как вы уже все привыкли, чем-то недоволен. Много произошло изменений: в прошлом году мы выслушали множество претензий, я не мог на них реагировать, в силу сложившихся обстоятельств. Могу сказать одно — та задача, которую я ставил после 1-го тура прошлого года, почти выполнена. Я хотел очистить клуб от всех тех, кто думал, что они могут править балом. Был приглашен тренер, который должен был быть идеологом и стратегом, а футболисты посчитали, что могут убирать тренера, и они добились своего. Моя задача была, независимо от того какие потери понесет клуб, создать команду единомышленников, команду, которая могла бы понимать друг друга и радоваться успехам. Эта задача еще не завершена, но я думаю, что мы на правильном пути. Мы приняли правильное решение, выбрав путь строительства клуба по европейской системе, мы хотим показать, что можно создать малобюджетный клуб, который будет самодостаточно реализовываться в футболе. Я очень сожалею, что "Ротор" покинул Премьер-лигу, для меня эта команда была своеобразным примером, но, увы, этой команде было суждено покинуть лигу. Задача этого года — дать старт строительству, может быть провинциального, но уважающего себя клуба. В связи с этим, приглашен Пол Эшуорт, задача которого привнести в клуб английский менталитет. У специалистов по связям с общественностью клуба сегодня стоит задача консолидировать болельщиков с футболистами, а с нашими болельщиками очень сложно. Я задал себе очень много вопросов, вроде бы делая нормальное дело, вкладывая деньги, получаешь негатив. В прошлом году мы убедились, что неростовские тренеры не приносят нашему клубу удачи. За мою футбольную карьеру два тренера извне, были очень неудачными, хотя они считаются солидными специалистами. Я специально отправил Степушкина работать в дубль, для того чтобы понять, как он работает. Затем я создал экспертный совет, который состоял из, на мой взгляд, очень футбольных людей нашего края и мы пришли к выводу, что было бы правильно поставить главным тренером именно Степушкина и связать свою судьбу именно с ростовским футболистом. И вне всяких сомнений, у меня вчера было очень странное чувство, если мы будем думать, что мы не сможем пройти дальше, то мы никогда ничего не выиграем. Однако с другой стороны меня успокоило два существенных момента. Во-первых, я не чувствовал как президент клуба паники со стороны тренера, что присутствовало раньше и доходило до того, что я звонил и успокаивал тренера. Я почувствовал вчера бойцовский дух ребят, они хотели победить, хотя многое не получалось. Они выдержали эти 90 минут болотной игры, можно сказать, что для "Сатурна" поле было таким же, но у них очень стабильная команда в плане состава — всего 2-3 новых игрока и сыгранный костяк, мы же из-за отсутствия полной селекционной идеологии постоянно "скачем", селекция этого сезона тоже подтверждает мои слова. Сейчас люди сидят в Москве, для того, чтобы в последний момент дозаявить марокканского форварда Бидодана, но я хочу видеть на поле своих ребят. Поэтому я был очень рад, когда вчера на поле появился Бурмистров. Может быть он выглядел как-то неказисто, но свое дело как нападающего он выполнил, а если бы ему еще повезло, то он бы и сравнял счет. То, что тренер проявил характер, это здорово, ведь это первая игра в его жизни как главного тренера. Вчера я поблагодарил его, хотя это не в моих правилах. Задача на вчерашний матч была оставить наши ворота "сухими", увы, задача не была решена, но ребята бились до последнего. "Барселона" с "Челси" первую игру сыграла так же, может быть ребята на таком примере настроятся и покажут игру, может мы не такие великие, но поверьте гордости не меньше. Я никогда не забуду первый тур, и аплодисменты в сторону "Торпедо". Недавно играли "Терек" и "Локомотив", я очень переживал за Рому Адамова. Я хочу, чтобы вы все ругали меня за то, что я продал хорошего нападающего. Я мечтаю о том, чтобы он состоялся как нападающий. Это тот случай, когда вы еще услышите, о том, что я внимательно слежу за футболистами, которые были в нашей команде. Я хочу видеть своих футболистов для того, чтобы более уверенно говорить о том, что мы защищаем город.
— Иван Игнатьевич, как вас все-таки правильно представлять?
— Юридически, я не могу называться никак кроме как почетный президент, будучи депутатом, я не имею права быть президентом, было бы правильно, если конечно, дружить с законом, называть меня почетным президентом, хотя конечно, такая должность не подразумевает никаких должных решений. Мне нет никакой разницы, как меня будут называть, всё равно, и я уже говорил Геннадию Степушкину, что ответственность лежит на тебе, а бить будут меня.
— Иван Игнатьевич, вы сказали, что много обдумывали всё, что произошло в последнее время, можете озвучить выводы, к которым вы пришли?
— Вы знаете, вообще я считаю, что если человек остановился, то он умер. Мы ведь знаем, что мы идем к старости, тем не менее, мы отмечаем каждый день рождения как будто мы молоды. Я больше всего ненавижу человеческую неблагодарность, особенно в ее самых жестоких проявлениях. Когда мои ребята играют плохо и получают бурю отрицательной энергии от болельщиков – мне это непонятно. Может быть я излишне драматизирую, но плакат, который дали мне болельщики, он у меня и не собираюсь с ним расставаться. Многие думают, что я ростовский Абрамович, я не обманул государство, и не откупаюсь этим. Губернатор сказал мне: "Иван, ты хочешь навести порядок в футболе, но ты не сможешь это сделать, потому что там работают по иным критериям". Для меня прошлый год стал годом испытаний, я вспоминаю слова старухи Шапокляк: «Хорошими делами прославиться нельзя». Моя задача сформировать команду, мы делаем столько, сколько можем. На сколько хватает денег. Самое главное, что мы не стоим на месте. Я очень рад, что вчера забил именно ростовчанин. Я последователен в своих действиях и ради этих ребят я буду здесь. В прошлом году я несколько раз не приезжал на стадион, потому что мне не нравится то, что после матча вы выплескиваете свою отрицательную энергию на меня. Я ведь живой человек! Я просматривал матч вчера еще раз, уже находясь дома. Я не могу не переживать, но я не хочу ожидать того, чтобы мне сказали, что я негодяй. То, что команда находится на 12-м месте – это не в мое стиле, с другой стороны я трезво оцениваю то, что происходит с российским футболом. Нельзя допустить прихода олигархических денег в российский футбол. Один футболист получает больше, чем предположим сборная по плаванию в год. Идет дискредитация всех остальных видов спорта. Вы видели вчера на стадионе футбол — скажите мне, в майках "Сатурна" бегали футболисты, которые должны получать 50.000 долларов в месяц? Нет! Но почему они получают такие деньги? С таким подходом мы получим в чемпионате всего 6 нормальных команд. Вот как сейчас на Украине, ведь там всего две команды, которые решают задачи! Я убежден, что необходимо жестко ограничить минимальную и максимальную зарплаты игроков. В России не нужны игроки, которые стоят по 15-20 миллионов долларов, национальная сборная состоит не из этих футболистов! А вот если бы эти деньги дали на строительство инфраструктуры в каком-то городе, то пользы было бы больше. За два дня до игры мы не знали где тренироваться, поэтому Геннадий повез их на СКА. Там кое-как укатали снег, чтобы хотя бы можно было бегать нормально. Потому что здесь болото, это разве нормально? И вот когда все это анализируешь, и видишь только один негатив, то спрашиваешь "Зачем?". И только наш донской южный характер помогает.
— На какой срок заключен контракт со Степушкиным?

— Судьба тренеров она как у артистов. Он должен понимать — выбрав стезю тренера, он может быть снят в любой момент. Необходимо пытаться вести клуб так, чтобы мы чувствовали себя спокойно. Задача главного тренера — создать команду, которая будет играть достойно. Вчерашняя игра во многом это показала. Я могу вспомнить прошлый год, когда команда не хотела играть. Я хочу, чтобы вы знали, что для меня нет срока подписанного контракта, а есть понятие — насколько качественно выполняется работа. Судьба Степушкина в его руках, но уж точно не в моих.
— Как бороться с некачественным судейством?

— Это как бороться с терроризмом. Я понимаю тех президентов футбольных клубов, которые хотят управлять судейским корпусом. Я убежден, что по судейству нужно сделать авторитарное решение, вплоть до того, что выразить абсолютное недоверие всем судьям России. Но это безобразие надо останавливать, наши стадионы не будут полными, пока болельщики не будут уверены в честности соревнований. Пока я у руля клуба, могу вас заверить, что моя совесть перед вами чиста. Судье приятно, что его оскорбляют, а я бы не выдержал таких оскорблений и уехал из города. Футболисты – люди, и они просто хотят жить! За что их убивают на поле? Когда у бровки стоял Данцев, мне было его очень жалко, он ведь молодой парень! Я не хочу говорить об этих судьях. В России всего 2-3 судьи, которые могут нормально судить. Наша задача превратить футбол в общенациональный вид спорта, стадионы заполняются только в Самаре и Питере, я говорю нашим футболистам, что в положении о премировании я включу бонусы за посещаемость, чтобы они играли за зрителей. Мы играем для того, чтобы лились эмоции.
— Иван Игнатьевич, в начале года прошел слух о том, что Федорычев хочет купить "Ростов"?

— Мне сложно говорить об этом. Я в своей жизни много приобретал и продавал. Официального обращения Федорычева ко мне не было, хотя я знаю, что что-то было. Я не думаю, что какие-то серьезные предложения исходят. Ходили слухи о том, что Червиченко хочет купить команду. Я открыто сказал о том, что пускай он садится со мной за стол переговоров и я продам ему. Говорить о том, что сегодня есть какие-то предложения нельзя, их попросту нет. Но я их не исключаю. Мы строим клуб абсолютно прозрачно, я больше года потерял на то, что бы сидеть и говорить то, что я ничего не боюсь. Я думаю, мы еще подумаем о том, что какой клуб может называться народным, московские точно не могут. У нас, чтобы мне не говорили, очень сложный болельщик, мы будем работать, чтобы сплотить всех. Я не пытаюсь применить формулу бизнеса и к футболу. Я очень рассчитываю на менеджеров этого года. Мы в поисках. Я думаю, что мы поставим вопрос очень жестко по спортинтернату. Меня не устраивает тот тренерский состав и дирекция, которая там сейчас работает. Почему мы должны покупать своих ребят из других городов, тот же Адамов, ведь мы купили его из другой команды. Мы не хотим продать клуб, а хотим, чтобы было больше покупателей, чтобы было серьезное имя. Необходимо, чтобы были какие-то конкретные предложения.
— Вы сказали об изменениях в инфраструктуре, что сделано уже и что планируется сделать?

— В прошлом году, главное событие это то, что мы отвоевали тренировочное поле с резиновым покрытием. И теперь мы будем готовить проект тренировочных полей на этом месте. Мы тратим бюджетные деньги абсолютно открыто. В этом году приступим к строительству запасных полей. Еще одним достижением я считаю начало строительства гостиницы для футболистов. Много сделано для улучшения условий для работы: ни в одном зале нет таких тренажеров, мы закупаем самые лучшие программы для анализа игры наших футболистов. В принципе мы делаем все в совокупности. Эти костюмы в которых они сидят, это официальная форма. Мы двигаемся потихонечку. Даже те мячи, которые вы видели на поле, не каждый клуб может себе позволить. Поверьте, все это на максимуме наших оптимальных возможностей.
— Какой бюджет будет в этом сезоне и какие перед командой стоят задачи?

— Задачи стоят занять достойное место — безусловно это не 12-е место. Мы сможем решать две задачи, одна святая, от которой я отходить не буду, пока не привезу кубок в Ростов. Я не знаю, что мне это даст, но я хочу, чтобы кубок был у нас и все. Мне кажется, это то, что может быть у провинциальной команды. Могу ли я поставить задачу выиграть чемпионат страны? Могу, но они не смогут выиграть. Мы не можем бороться с бюджетами 70-80 миллионов долларов. Когда один футболист у противника стоит больше чем весь наш бюджет. Позавчера я бы сказал, что нам нужен только кубок, вчера задача осложнилась, но я продолжаю настаивать на кубке. Я ставлю задачу перед футболистами не проигрывать игры. У нас должны выигрывать. Ни одна игра не будет отдаваться без боя, если они займут место, которое не будет удовлетворять меня, но будет отдача все 30 туров, меня это устроит. Вне всяких сомнений, если с кубком ничего не дай бог не получится, то нам надо максимально приблизиться к зоне УЕФА. Эти задачи мало, чем отличаются от прошлогодних, сможем ли мы это сделать или нет? Я считаю, что сможем. Я сын своего народа, и мне не дает покоя сборная Греции, там нет никаких бюджетов, но там ненормальные болельщики и всегда полные стадионы. Что касается бюджета, то озвучивать его я не буду. Задачи стоят, и мы будем их решать. Футболисты в "Тереке" получают по 30.000 долларов, это деньги политические, у нас не будет больших денег, нам надо играть в футбол и выстраивать отношения с судьями правильно. Бывало так, что судьи делали то, что хотели, но мы все равно выигрывали. Нам надо добиться стабильности, кто мешал Осинову забить гол? Ему не везет, потому что у него низкий уровень профессионализма. С упорством главного тренера и желанием написать новые страницы ростовского футбола мы поставим все на более правильный уровень, мы улучшим уровень селекции. Зачастую мы покупаем балласт. Единичный случаи, когда мы хотя бы отбиваем свои деньги. В прошлом году не было команды, была интрига. Болельщик хотел активно разрушить футбол. Вчера вот, например, кричали, давайте Андреева! А где ваш Андреев? Почему он не принял мое предложение?? Его не будет в клубе. Никогда. Мне нравится мужской характер Степушкина.
— В чем была ваша поддержка сборной Греции?

— В спальню человека заглядывать некрасиво. Оставьте это мне. Я переживал за три команды, за Латвию, за Россию, и за Грецию. Я рад, что мой вратарь озвучил "Ростов" в Европе! Я продолжал верить в Россию, даже после того как они потеряли все шансы. Если бы Греция была футбольной страной, то никто бы не удивился.
— Какие у вас отношения с президентами других клубов?

— Есть такие президенты как я. Есть президенты, которые наняты и работают на других людей. У меня хорошие отношения с Филатовым, я очень люблю "Локомотив". У меня нормальные отношения с Белоусом. У меня большой друг президент "Рубина", хорошие отношения с Алешиным. Я не знаю кто президент у "Терека", но я приблизительно предполагаю, кто им может быть, видя, что президент России относится к ним хорошо. «Терек» единственная команда, которую он принял у себя за заслуги в Российском футболе. У меня нет претензий к Ткаченко, но почему он в своём интервью говорит, о том, что я что-то недоплатил Буту, который получил в моей команде полный расчет. У нас нет таких правил, что в команде задерживают зарплату. Футболист не должен получать больше чем менеджер, тогда мы можем говорить о серьезном уровне футбола в этой стране.
— Вопрос Геннадию Степушкину: кто еще будет заявлен?

— Мы заявим марокканского нападающего Бидодана и вратаря, игравшего за "Спартак", Баги.
— Геннадий Николаевич, не считаете ли вы, что Койл и Гутьересс несколько тяжеловаты и не всегда поспевали за соперником?

— Конечно, мы наигрывали сочетание с Рогочим, но его травма позволит выйти ему на поле только 20-го. Проблем в обороне не было, вчера были, конечно, сбои, но в скорости не уступали, проигрывая чаще в позиции. Не было необходимого взаимопонимания.
— Приобретения команды, это попытка усиления или просто латание дыр?

— Я думаю, что это серьезное усиление и все эти футболисты помогут нам бороться в сезоне, это совершенно нормальные игроки и они принесут нам пользу. Мы просмотрели более 70 футболистов, но многие из них нам не подходят.
Иван Саввиди:

— Степушкин – главный тренер, он будет отвечать за все удачи и неудачи клуба. Неспециалисты не будут вмешиваться в тренировочный процесс.

10.03.05 Пресс-служба ФК "Ростов"

Теги:  
0 комментариев
Пожалуйста, авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии